Переселенец из Донецка ответил Danone после скандальной рекламы: “Друзья Пореченкова лишили меня всего”

Рекламный ролик компании Danone, в котором снялся одиозный российский актер Михаил Пореченков, обидел в первую очередь переселенцев с оккупированных территорий Донбасса.

В редакцию Диалог.UA написал житель Донецка, отец троих детей Антон Рыжов.

Дончанин, которому пришлось в буквальном смысле бегством спасаться после того, как в Донецк вошли российское оккупанты, рассказал, что не мог сдержать гнева, увидев, как компания, продукция которой в его доме была практически ежедневно, пригласила для съемок в своем ролик актера Пореченкова, даже не скрывающего симпатии к боевикам на Донбассе.

Антон Рыжов попросил опубликовать его письмо и считать эти слова не просто криком души, но и официальным ответом Danone на скандальный ролик.

Диалог.UA публикует текст письма с сохранением первоначальной стилистики автора.

“Я – патриот Украины. И патриотизм мой выражается, кроме всего прочего, в “голосовании кошельком” за товары, выпущенные на территории нашей страны. До недавнего времени покупал и продукцию компании “Данон”, сделанную на ее украинских заводах в Кременчуге и в Херсоне.

Но теперь не потрачу на эту продукцию ни копейки. И, гладя на продукцию “Данон” на прилавках магазинов, неизменно буду испытывать жгучее ощущение боли и стыда.

Ведь отныне продукция этой компании в моем сознании прочно ассоциируется с российским недоактером Михаилом Пореченковым – ярым любителем “русского мира”, “народных республик” и другом террориста Моторолы, с рекламным роликом “Данона”, в котором Пореченков хвалит продукцию компании.

Ведь в 2014 году моя жизнь и жизнь моей семьи кардинально изменились.

Мы жили хоть и не на широкую ногу, но довольно неплохо. Я работал в строительной фирме инженером-проектировщиком. Супруга работала врачом-анестезиологом. Старший сын учился в университете.

Средняя дочь пока еще старшеклассница, младший сын закончил в этом году второй класс.

Заработков нам хватало на вполне безбедную жизнь. Квартира и дача достались нам в наследство от родителей, машину купили в кредит, который погасили досрочно.

Раз в год могли позволить себе двухнедельный отдых в Турции или в Египте. А потом пришел “русский мир”. Пришел в мой родной Донецк, где наша семья жила до 2014 года.

Офис фирмы, в которой я работал, разгромили “друзья Пореченкова”. Возможно, среди них был даже кто-то из тех, с кем он потом рядом находился, когда стрелял по позициям украинских военных. 

А за день до разгрома офиса был жестоко избит директор фирмы только за то, что пытался защитить нашу строительную технику, от которой “защитники Донбасса” “освобождали” нашу промплощадку.

Наверное, никогда не забуду, как главарь банды “защитников” на ломаном русском с сильным кавказским акцентом кричал: “Нам сказали, что здесь офис нациков! Это обыск! Морды в пол, сволочи!”

Обыск продолжался минут десять. “Освободители” просто вынесли все, представлявшее хоть какую-то ценность: компьютеры, принтеры, у коллеги отобрали фотоаппарат. Даже металлические урны для мусора прихватили и в туалете вырвали “с мясом” хромированный держатель для бумаги.

У нас отобрали деньги,  благо, коллеги в тот день были без паспортов, наверняка бы и их порвали при обыске.

Через сутки мы решили уезжать. 

Я уже был без работы, а супруга заявила, что “пока все это не закончится”, в больницу она ни ногой, ведь туда привозили раненых “защитников”, и сопровождавшие их угрожали врачам: “Если кто-то умрет, то мы вас по законам военного времени!”

Тогда умирало много боевиков. Жена говорила, из-за поздно и неправильно оказанной им первой помощи.

Мы наскоро собрали вещи и на рассвете уехали. Тогда наш младший сын был еще совсем  маленьким. 

Наверное, уже и не вспомнит никогда, каким был нормальный Донецк, в котором ему все же посчастливилось прожить, хоть и недолгое время.

К счастью, до Днепра добрались без проблем и решили обосноваться в этом городе. Здесь у нас были дальние родственники, которые не отказали в помощи и приняли донецких беженцев.

Мы надеялись на скорое освобождение Донецка, на то, что сможем вернуться. 

Но сейчас и надежды на скорое освобождение родного города нет, и возвращаться некуда. 

В 2016 году в нашем донецком доме сменился глава ОСМД. Эту должность занял бывший милиционер, ставший в 2014 году “ополченцем”. Он оформил пустовавшие квартиры как “бесхоз” и… сами понимаете. 

От пережитого и накопившихся стрессов у меня произошел рецидив онкозаболевания, которое, как я надеялся, удалось победить. К счастью, проблемы выявили на ранней стадии и пока ничего фатального не произошло. Но для покрытия расходов на лечение мне пришлось продать автомобиль.

И вот теперь наша семья – бездомные переселенцы. 

К счастью, у нас есть работа, я и супруга работаем по специальностям. 

У сына – уже своя семья, и он, как и мы, живет на съемной квартире. После карантина и открытия границ сын хочет ехать на заработки в Европу: мечтает о собственном жилье.

А я мечтаю еще и об украинских флагах в Донецке и Луганске, на всем оккупированном Донбассе и в Крыму.

Мечтаю о том, чтобы такие люди, как Пореченков, не красовались в рекламных роликах, а ответили за все.

И больше ни одной копейки не заплачу “Данону” – компании, которая, по сути, опосредованно поддержала тех, кто лишил мою семью всего. Лишил моих многих донецких друзей не только почвы под ногами, но и отобрал у них самое ценное – жизни родных и близких, погибших под обстрелами в первые годы российской оккупации Донецка. 

Кстати, в маркетинговой службе этой фирмы работают двоечники. 

Нормальные маркетологи перед приглашением артиста для участия в рекламном ролике проверяют человека на предмет одиозности, ведь в рекламе узнаваемость человека еще не залог успеха конечного продукта.

Я не удивлюсь, если объемы реализации продукции “Данона” в Украине в ближайшее время значительно снизятся. 

И моя семья обязательно внесет в это свой вклад. 

Даже не сомневайтесь, отныне неуважаемая и презираемая мной компания “Данон””.

Ти ще не підписаний на наш Telegram? Швиденько тисни!

Ти ще не підписаний на наш Telegram? Швиденько тисни!

Переселенец из Донецка ответил Danone после скандальной рекламы: “Друзья Пореченкова лишили меня всего”